Античные писатели

А Б В Г Д Е З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Э Ю Я A C

КАТОН (СТАРШИЙ)


    Катон (Старший), Марк Порций Катон Цензор; Marcus Porcius Cato Censorius, 234-149 гг. до н. э., римский политик, оратор и писатель. Благодаря изобилию источников, К. принадлежит к числу наиболее известных личностей II в. до н. э. Он родился в Тускуле, происходил из всаднического рода (эквитов) и воспитывался на родине в стране сабинян, где дольше всего продержались суровые древнеримские обычаи. С ранней молодости он готовился заниматься хозяйственными делами, работая в поле, зачастую вместе с рабами. В 217-216 гг. поступил на военную службу, с 214 г. был военным трибуном на Сицилии. Как первый среди Порциев (homo novus), К. начал добиваться должностей. В 204 г. был в Африке квестором при Публии Корнелии Сципионе Африканском Старшем. На обратном пути в Рим взял с собой с Сардинии поэта Энния. Народным эдилом он был в 199 г., затем в 198 г. в качестве претора пребывал на Сардинии, искореняя ростовщичество. Будучи консулом в 195 г., одержал победу в Испании, за что получил в 194 г. право на триумф. В 184 г. стал цензором, и эту должность исполнял с необычайной суровостью (отсюда его прозвище), среди прочего удалив из сената 7 сенаторов. От общественной жизни никогда не отходил. Непримиримый враг Карфагена, постоянно призывал к его разрушению. Но прежде всего он боролся всеми возможными способами против наступающей эллинизации, особенно преследовал римских филэллинов, а среди них с особой настойчивостью - Сципиона. Именно эта неприязнь к эллинизации и стремление воспитать в римских традициях сына Марка (ок. 192 г.) и сделали из К. писателя. Вскоре после вступления в должность цензора К. собственноручно написал для сына большими буквами историю Рима, разумеется, понятую и трактуемую по-своему, а когда сын немного подрос, изложил ему практическую житейскую мудрость, добытую собственным опытом, в Наставлении сыну (Praecepta ad filium). Это произведение, признанное повсюду первой римской энциклопедией, содержало наставления в сельском хозяйстве, риторике и медицине. Все указания пронизаны моралистическими тенденциями, как это видно на примере определения оратора, который является «справедливым человеком, владеющим искусством красноречия». Тот же дидактический характер имело прозаическое сочинение Об обычаях (Carmen de moribus). К. создавал также пособия по различным вопросам, важным для помещика и гражданина. Мы знаем следующие названия: Медицинские записки (Commentarius de medicina), Заметки о гражданском праве (Commentarii iuris civilis), О военном деле (De re militari). К этому ряду специальных трудов принадлежало также произведение О сельском хозяйстве (De agri cultura), наиболее древний памятник латинской прозы. Это не систематическое изложение современных автору знаний о земледелии, но собрание относительно упорядоченных указаний по ведению хозяйства в поместье. Некие попытки систематизации можно обнаружить лишь в начальной части, а именно в разделах 1-54, касающихся покупки и обустройства поместья, выделки вина и оливок, а также полевых работ. Оставшаяся часть представляет собой разнообразные хозяйственные советы, не объединенные какой-либо основной мыслью и - кроме частых повторений - без какой-либо связи с начальной частью. Этот непритязательный сборник советов доброго хозяина, постоянно дополняемый и перерабатываемый, создавался на протяжении многих лет; он показывает нам К. человеком, который постоянно чему-то учился. Уже в старости, ок. 168 г., К. приступил к обработке истории Рима, которую довел до 149 г.; не сохранившееся произведение носило довольно своеобразное название Начала (Origines). Оно содержало 7 книг, из которых первая была посвящена легендарной истории Рима от основания Энеем в 751 г. до н. э. до падения царской власти, а книги II-III излагали легенды об основании других италийских городов. Легендарный материал К. дополнял обильными географо-этнографическими сведениями. Оставшиеся книги, своеобразие которых видно даже из фрагментов, содержали историю Рима. Таким образом, IV книга описывала Пунические войны, книга V, вероятно, македонские войны, книга VI - войны с Антиохом III Великим и книга VII - войны в Испании. Такое построение было следствием заведомого разрыва с традициями римской анналистики, что проявляется и в том, что К. не пишет, как его предшественники, по-гречески, но только по-латыни. Таким образом, К. стал подлинным творцом римской историографии. Сохраняющаяся двойственность произведения (кн. I-III и кн. V-VII), не слишком подходящее к целому название и опускание событий от падения царской власти до начала Первой Пунической войны требуют объяснения. Пробелы в изложении римской истории очевидны, в то время как в кн. II-III при изложении истории италийских городов неоднократно приводятся сведения о событиях из истории Рима. Заглавие же, соответствующее содержанию кн. I-III, был позднее сохранен за целым произведением. Из-за ненависти к аристократическим родам, представители которых управляли римской политикой, К. не приводит в Началах ни одного имени. Это была история Рима, предназначенная для римлян; исторические события К. оценивал по-своему. С политической и общественной деятельностью связаны речи К.; их было чрезвычайно много. 44 раза обвиненный, К. защищался перед судом самостоятельно, и всегда успешно. Со времени консульства публиковал свои речи. Цицерон знал их более 150, от половины остались лишь фрагменты. Все сочинения К. отличаются добросовестностью обработки и хорошим знанием предмета, там, где считал это необходимым, использовал даже греческие источники. Язык К. был весьма разнообразен. В специальных сочинениях он не слишком отклонялся от бытовой латыни. Своеобразие речи К. справедливо оценил Геллий, который пишет: «Все это, быть может, и можно было бы изложить более стройно и благозвучно, но выразительней и живее - невозможно». Следы заведомой стилизации носят фрагменты Начал и речей; их язык несколько архаизирован и возвышен, особенно в речах. Стилю К. подражал Саллюстий. За исключением периода повышенного интереса к староримской литературе в правление Адриана, который ценил К. выше, чем Цицерона, влияние его творчества на историю римской литературы очень незначительно. Из его наследия быстрее всего устарели речи, что вполне понятно, хотя предостережение Квинтилиана, чтобы юноши не читали К., наводит на мысль, что обаяние этих речей и тогда было немалым. Лучшее в художественном отношении произведение Начала (в форме своей скопированное Саллюстием) не оказало большого влияния на развитие римской историографии; оно было забыто не только из-за смены литературных пристрастий, но и по внелитературным причинам, ибо прославляло республиканский строй. Литературно посредственное сочинение О сельском хозяйстве дошло до нас постольку, поскольку служило настольной книгой владельца поместья.
Вы можете поставить ссылку на это слово:

будет выглядеть так: КАТОН (СТАРШИЙ)