История философии. Грицианов

А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я A D K M R

ТРАНСЦЕНДЕНТАЛЬНЫЙ СУБЪЕКТ


одно из основных понятий послекантовской метафизической логики. Введено в философский обиход Кантом, обозначает у него ‘высшее основоположение’ априорных синтетических суждений. При расссмотрении чистого ‘я’ как ‘высшего основоположения’ синтетического знания, можно было бы предположить, что Т.С. существует до объекта, как это и делали впоследствии многие интерпретаторы критической философии. Однако если следовать самому Канту, это оказывается бессмысленным, поскольку в этом случае нельзя было бы судить о применении удостоверяющего ‘синтетического единства’ как единственной функции субъекта, — следовательно, мы ничего не знали бы не только об объекте, но и о субъекте. Отсюда осознание синтеза представлений в априорном синтетическом суждении, или ‘единство рефлексии о явлениях’ есть не просто самодовлеющее единство, а ‘объективное единство самосознания’. Такая особенность Т.С., его чисто логическая сущность и несамостоятельность, определяются тем, что он представляет, по Канту, ‘высшее основоположение’, действующий логический принцип и не более того. С позиции критической философии, Т.С. предшествует объективному миру только в гносеологическом, точнее — логическом, отношении. Мыслительная деятельность, которая применяет на практике чистое ‘я’ как принцип, удостоверяющий синтез, называется у Канта ‘рассудком’. Эту деятельность ‘рассудок’ проводит, используя ‘понятия’, составляющие ‘единство чистого синтеза’. В понятиях рассудок выражает, во-первых, синтез многообразия в чистом созерцании, т.е. единство в одном созерцании; во-вторых, синтез этого многообразия через способность воображения, иначе говоря, единство в одном суждении. Отсюда в понятии фиксируется достоверность синтеза как на уровне чувственности, так и на уровне мышления. Так что именно в ‘рассудке’ заключается, по мысли Канта, вся полнота априорного синтеза. Вследствие этого, ‘рассудок’, обладая способностью мыслить предмет как трансцендентальный объект, т.е. как объект достоверный, а не просто истинный, представляет собой Т.С. В послекантовской метафизической логике Т.С. трактуется уже не в виде логической формы априорных синтетических суждений, а как форма синтетических умозаключений (они всегда априорны). У Гегеля, например, в его диалектической логике, трансцендентальное сознание, т.е. ‘логический’ субъект, понимается как форма диалектического сорита (форма многозвенной дефиниционной спецификации), определяющая его направленность, — другими словами, как форма всякого мыслительного опосредствования. ‘Сущностно человек есть как дух не непосредственно, а как возвращение в себя’, ‘непокой и есть самость’ — одни из немногих высказываний Гегеля на этот счет. Т.С., таким образом, суть ‘не некая абстракция от человеческой природы’, а само движение дефиниционной спецификации к полной и окончательной индивидуальности, единичности, т.е. деятельность по логической обработке всего содержательного знания. Итак, в гегелевской метафизической логике начинает выделяться такой аспект ‘сознания’, как его историчность. Это уже не ‘трансцендентальное единство апперцепции’, как высшая логическая форма априорных синтетических суждений, а некий дух, определяющий общую направленность своих синтетических умозаключений, т.е. имеющий особую логическую историю. Логическая же история Т.С. (‘абсолютного духа’) совпадает с природными процессами вплоть до изоморфизма. Поэтому в системе тождества полагается единство логики и онтологии. Понятие ‘Т.С.’ широко применялось и в послегегелевской трансцендентальной философии, при этом под ним понималась инстанция, позволяющая проводить логическую обработку всякого эмпирического содержания до потенциально бесконечных пределов. К примеру, в критической философии Виндельбанда ‘нормальное сознание’ должно так сопоставлять ‘представления’ с ‘ценностями’ (особой формой априорного синтетического знания), что в этот процесс могут оказаться вовлечены буквально все мыслимые ‘представления’. В феноменологии Гуссерля ‘трансцендентальное сознание’, ‘ego’ способно преобразовать абсолютно любую предметность в поток феноменов и определить принципы их протекания. В философской герменевтике Гадамера ‘действенно-историческое сознание’, по определению, вбирает в себя всю конкретику герменевтического опыта. В любой модели трансцендентальной философии и ее модификацииях можно найти свои аналоги понятию ‘Т.С.’. Единственное течение трансцендентализма, не приемлющее ни в каком виде логический принцип Т.С., — это трансцендентальная прагматика. Ее представители (Апель, Хабермас) в качестве общей метатеории философского дискурса перестали использовать метафизическую логику, предложив вместо нее современные методы неформальной логики, поэтому необходимость в понятии ‘Т.С.’, с их точки зрения, отпадает сама собой.
Вы можете поставить ссылку на это слово:

будет выглядеть так: ТРАНСЦЕНДЕНТАЛЬНЫЙ СУБЪЕКТ